Первый сплав (23-24 августа 2003)

Автор:
Рубрика: Сплавы

209

Вместо предисловия.

Летний вечер. После дневной «духовки» лучи закатного солнца кажутся ласковыми. Я стою на природном каменном причале, вдающимся в реку, и вожу кораблик вверх по течению, стараюсь делать это как можно осторожнее — чтобы не поднимать волну и лишний раз не пугать осторожную рыбу. Поводки с насадкой волочатся по водной глади, временами подпрыгивая от противоборства речного течения и натяжения лески. Затаив дыхание, жду поклёвку, которая вот-вот должна произойти.

Внезапно из-за речного поворота показывается туристический кортеж, состоящий из двух надувных лодок, одного катамарана и дюжины подвыпивших сплавщиков.

В сердцах сплюнув, сматываю снасть. Приходится уступить реку этому каравану, который еле тащится по течению. Люди в лодках и катамаране разморены дневной жарой, и им лень грести. Я возвращаюсь к костру, угли которого тлеют метрах в десяти от моего места — чтобы перекусить и выпить чайку.

Рыбаки водных туристов не любят. Те своими громоздкими плавсредствами и рыбу пугают, и просто мешаются.

«Сплавщики! Чтоб у них лодки полопались!»

Будучи сугубо сухопутным рыболовом, ни разу не покидающим твёрдого берега — так я ругался про себя, уплетая под чай аппетитный бутерброд с салом. В этот момент я даже не подозревал, что через неделю сам окажусь в числе сплавщиков…

…В пятницу коллега-юрист намекнул, что в эти выходные собирается на сплав в гордом одиночестве. Скамейка, мол, одна свободная. Я сразу подумал — а почему бы и нет? Ведь на лодке можно попасть в те места, где я раньше ни разу не рыбачил, и куда пешком или на транспорте сложно добраться. И попросил «забронировать» пустую скамейку.

«Вот, — думал я, — поймаю много рыбы, и крупной! А заодно полюбуюсь пейзажами.»

Уже тогда я незаметно для себя стал осознавать, что сплав — не такая уж и плохая затея…

Дневник путешествия.

Маршрут:

Река Чусовая — от станции Коуровка до деревни Старая Трёка1.

Экипаж (надувная резиновая лодка «Уфимка-21»):

  1. Владимир Ямщиков (капитан, штурман, боцман и гребец);
  2. Александр Бондаренко (стажёр, помощник гребца, балласт и стенографист)2.

День первый (23 августа 2003).

Утро выдалось тяжёлым. Я проснулся с явными симптомами простуды. Болело горло, в голове было что-то не так. Не мог понять — где и когда умудрился простыть, ведь уже недели две стояла жаркая погода. По идее — надо было забить на предстоящее путешествие и остаться лечиться дома. Но — решение было принято накануне, и мне совсем не хотелось подводить человека. Я упаковал рюкзак и вышел к подъезду.

Подъехал Володя на своей машине.

Наш план прост — доезжаем до железнодорожного вокзала, выгружаем весь скарб, после чего Володя ставит машину на стоянку на сутки. За эти сутки мы и должны успеть сплавиться. И до места старта добираемся на электричке. От станции до реки идти недалеко — можно и на руках утащить все наши пожитки да шмотки с лодкой.

В электричке страдали от безделья, обсуждали тему второй мировой войны и всего, что с этим связано3. Моя простуда ощущалась всё сильнее и сильнее. Я чувствовал, что температура тела поползла вверх. И на ходу лечился леденцами от горла, старался избегать сквозняков. Я думал, что в такую погоду нет разницы, где ты будешь болеть — дома или на улице. И там и там одинаково жарко, а на природе даже лучше — воздух свежий, обладающий целебными свойствами.

Но вот, из вагонного динамика слышится голос: «Коуровка. Следующая станция — Кузино.» И мы, похватав свой груз кто за что, тащимся в тамбур.

До речки идти недалеко. Поэтому всю тяжесть рюкзаков и лодки мы просто не успеваем прочувствовать. И даже если бы пришлось пройти со всем этим пару-тройку километров — мы не успели бы устать. Вова имеет хорошую физическую подготовку, да и я уже потаскал на себе тяжестей порядочно, следовательно — привык.

У реки Володя занимается приведением лодки в боевое состояние, я в это время хожу и переворачиваю камни, в поисках червяков. Валунов здесь порядком — кто-то наверное для красоты понатаскал их сюда — на коротко «подстриженную» козами лужайку. С неё в реку уходит причал в виде старенького дощатого мостка. Вокруг — незамысловатый деревенский пейзаж. Дома на этом берегу. Дома на другом. Серая, пыльная грунтовка. Ольховая прибрежная рощица.

Стапель! Я впервые в своей жизни осторожно ступаю с мостка в надутую лодку. Первые ощущения всегда самые яркие. Володя берёт в руки вёсла, и отталкивается ими от водной глади. Лодка плавно скользит по воде, вид отдаляющегося берега почему-то немного пугает меня на долю секунды. Непривычно. Под лодкой мелькают подводные заросли элодеи. Я гляжу за борт, и осознаю, что совершенно по-новому смотрю на подводный мир. Поднимаю голову к небу. Появляется чувство полёта. Весьма недурно. Я ни разу ещё не испытывал ничего подобного.

Володя уже вывел лодку на фарватер. Там нас подхватывает течение. Заросли под нами пропадают — обычно элодея кучкуется ближе к берегам. И я под лодкой ничего не вижу, кроме мутноватой бездны. Хотя нет! Вон — мелькают крупные камни на дне.

А впереди — наш водяной путь. Река течёт меж небольших холмов. Берега заросли ольшанником и березняком. Прямо по курсу — скалы в деревне Слобода, что расположена рядом с Коуровкой. Хочется остановиться на этих скалах подробнее.

Это уже «затасканная» тема. Где только не попадаются фотографии пейзажей этого древнего села. Но до сих пор они не примелькались ни у кого в глазах. Всё равно смотрятся красиво — не заросшие лесом, светло-серые, голые и покрытые чёрными, оранжевыми и зелёными пятнами лишайников. На них и фильмов было снято полно, и вообще они — визитная карточка Чусовой. И чусовского сплава.

Перед скалами — перекат. Внезапно, я чувствую глухой удар в дно. Камень. Ещё удар. Ещё. Мелководье. Лодка уже чуть ли не скачет по перекату. «Сиди спокойно. — говорит Вова. — Сейчас проскочим.» Это он на мой вопрос насчёт обноса мелкого участка.

Перекатик закончился. Я всё боялся, что дно протрём. Не протёрли. :)

Проходим устье реки Утки. «Новой Утки»… Здесь полно народу с удочками. Я, ухмыляясь, смотрю на это сообщество рыбачишек. Они таскают надоедливую мелочь — пескаря да уклейку. Лишь редко-редко клюнет голавлик-недоросток, или ещё какая-нибудь рыба, которую положено ловить только большого размера, а мелочь выпускать. Естественно, эти рыбачишки идут с данным правилом чести вразрез, за что я их и не очень-то жалую.

Особнячком от них — на перекате, что расположен чуть ниже — стоит ещё один такой же рыбачишка, но не с удочкой, а с «элитным» нахлыстом. «Элитность» также проявляется в том, как он воротит от основной толпы свою надменную морду. К жилету пристёгнут полиэтиленовый пакет, в котором — в луже собственной слизи — плавают хариузята с палец, да парочка уклеек…

Что за народ пошёл дешёвый? Наказывать надо за такое. Меня откровенно раздражает фигляр, машущий шнуром на перекате и губящий сеголетков хариуса, которого и без того в реке с каждым годом — всё меньше и меньше, и который сам неуклонно мельчает, благодаря таким вот горе-рыболовам.

Вова не так маниакально увлечён рыбалкой, как я, однако и он осуждающе высказывается на этот счёт.

Постепенно миновали посёлок, и нашему взору представились незаселённые людьми места. Хвойный лес, а на его фоне — грозные, но красивые скалы. Этот пейзаж суров и дик, но безусловно красив. Он вызывает в моей душе сильные чувства. Могу подолгу его созерцать.

По натуре своей я любитель поболтать. Но сейчас умолкаю. Всё моё внимание сосредоточено на окружающей обстановке. Из постоянно меняющейся картины я стараюсь не пропустить ни одну деталь — ведь каждая из них вызывает в душе отклик. В голове нет ни мысли. Это что-то вроде транса.

Вёсла застыли. Вова тоже залюбовался окружающими красотами.

Прошли те скалы, что располагаются сразу за селом. Вова предлагает причалить и приготовить чего-нибудь покушать. Я всегда за. На часах — без десяти час. Самый обед.

Добыли немного дров. Развели костёр. Сейчас будем варить простенький суп из лапши и тушёнки. Пока Вова занимается этим делом — я решил покидать спиннинг. Весьма интересно проверить данное место на предмет наличия рыбы.

Замечаю, что какой-то подводный обитатель ходит в этом районе реки, периодически выдавая своё присутствие хорошими всплесками. Щука, голавль или окунь? В любом случае — надо проверить. Я одеваю на крючок с головкой-грузилом прозрачно-оливковую силиконовую рыбку с опалесцирующим зеленоватым оттенком. Внутри силикона — серебристые блёстки. Эта красивая приманка обязательно должна соблазнить рыбу. Я спускаюсь по покатому берегу к реке и начинаю делать забросы. Спиннинг громоздкий4, а приманка лёгкая. Далеко лететь не хочет, поэтому я брожу по берегу туда-сюда, облавливая небольшой участок воды.

Вова кричит сверху — обед готов! В этот момент я веду приманку в воде, и мне кажется, что её кто-то схватил. Я чувствую тяжесть на другом конце лески, но вытаскиваю из реки пучок элодеи. Рыбка-зеленушка. Сматываю снасть, поднимаюсь на берег.

Прост наш обед, но на свежем воздухе — в тени большой раскидистой берёзы, под лёгким дуновением ветерка — невероятно вкусен. После него я решил побродить по небольшому полю, раскинувшемуся вдоль берега — пособирать кузнечиков и лягушек — насадку для предстоящей вечерней и ночной рыбалки. Кстати, тут-то я и заметил, что простуда сошла на нет. Вот она — целительная сила Природы! Правда, не знал я тогда, что ожидало мой организм в тот день серьёзное испытание… Но об этом — позже.

Пора продолжать путь. После того, как некоторое количество насадки было поймано — отчалили от берега.

Через некоторое время подошли к перекату, где один мужичок гонял кораблик. Вот тут-то я и оказался по другую сторону от баррикады. Да, теперь сплавщиком был я.

Мы специально пошли ближе к противоположному от рыболова берегу — чтоб не создавать неудобств. Тем не менее, он по привычке подогнал кораблик ближе к себе. На поводках болтались внушительного размера тёмные мушки. «Как успехи?» — крикнул я мужичку, на что тот ответил, что голавля не было, зато попались три хороших хариуса.

Наш человек. Вот таких я уважаю.

Небо тем временем стало серым — появились какие-то тучи. Вдали послышались раскаты грома. Только этого нам ещё не хватало! Вова сказал — может пройдёт стороной? Будем надеяться на лучшее.

Мы медленно двигались вниз по течению. Солнце скрылось за облаками, было не жарко и не прохладно — в самый раз. Я решил попробовать погрести (первый раз в жизни) и попросил у Вовы вёсла.

Пробую… До чего же непослушна эта лодка? Я гребу прямо, а она то вправо заворачивает, то влево! Так и кручусь то туда, то сюда — прямо идти не получается5! Не вижу, что происходит у меня за спиной. Ну и вынесло меня куда-то под кусты…

Путь продолжается. Я уже научился более-менее управлять лодкой, но быстро натёр мозоли на ладонях. С непривычки.

Перед нами маячит какая-то фигура посреди речки. Это ещё один нахлыстовик — забрёл в воду перед перекатом и «кастует». Ох и развелось же ихнего брата в последнее время. А что толку? Кораблик и балду нахлыстом не обловить.

Путь продолжается. Небо над нами очистилось от туч, но света от прямого солнца не видно на прибрежных скалах. А гроза блуждает совсем рядом. Но с лодки видно только тот ограниченный участок неба, который не закрывает высокий лес, растущий по крутым берегам. По словам Вовы — скоро мы должны выйти к деревне Каменка.

Проходим поворот, и действительно, вот она — Каменка. Но что я вижу?!!

С юго-запада прямо на нас несётся огромная, неестественно светло-серая туча, формами своими напоминающая какой-то ночной кошмар. Из её середины, точно огонь из пасти дракона — вниз извергается ярко-белый столб града. На фоне всего этого, одна за одной — вспыхивают яркие ветвистые молнии, и до нас всё громче и громче долетает треск, возникающий в результате колоссальных электрических разрядов.

Поздно прятаться, да и негде. Место открытое, кроме кустов тут никаких укрытий не найти… Мы причаливаем к берегу, и наспех накрываемся от дождя полиэтиленовой плёнкой и резиновым плащом. Ждём удара стихии.

Порыв сильного ветра чуть не сдёрнул с меня плащ. И тут с неба стали падать одиночные крупные капли, затем они резко переросли в интенсивный косой ливень. А вот и град размером с вишню. Его удары в голову и плечи отдавались болезненными щелчками. Ветер рвал на мне плащ, а на Вове — плёнку. И мы моментально промокли. Молнии просто бесновались. Несколько из них ударило совсем близко… Но мы находились под возвышенностью — рядом стояла большая скала. Она-то и защитила нас от прямого попадания небесного электричества, сыграв роль естественного громоотвода6.

Так же, резко начавшись — всё резко стихло7. Из лодки вылили ведро воды. Вова отжался «от пола» пару десятков раз, я же отказался от этой затеи, потому как не чувствовал себя замёрзшим.

Шутки ради беру одно весло и захожу в реку — насколько позволяют сапоги. На мне плащ — точно балахон, капюшон его накинут на лицо. Рыбья смерть с веслом.

С деревенского пруда в реку втекает струя мутной воды. К ней тут же «приклеивается» стайка уклеек. На то они и уклейки. Я со всего размаху шлёпаю веслом по стае. Конечно, рыбки успели разбежаться — ни одна не всплыла оглушённой. Уклейка весьма шустра. Но моё ребячество вызвало дружный смех как у меня, так и у Вовы. Вова тем временем — закончив отжиматься сам — отжимает носки. Расправившись с носками, начинает мять кроссовки. Те в его могучих руках с хрустением и пузыристым верещанием быстро избавляются от лишней влаги.

Путешествие продолжается. Мокрые, но пока не замёрзшие, мы продвигаемся вперёд. Вот тут я начинаю чувствовать, что болезнь возвращается. И у меня уже кончились леденцы от горла.

Мы подошли к Нижнему Селу. Здесь в реке расположен протяжённый архипелаг островов, возглавляет который большой остров с названием Тополиный. По левому берегу — как всегда — сборище народу. Мангалы, пьяные рожи, дебильная попса с шансоном из автомагнитол. Мы моментально привлекаем внимание «дуристов». Летят глупые вопросы в стиле «откуда плывёте?», «почему у вас лодка такая маленькая?» и т.д.

Вова ловко ныряет в протоку между островами и мы исчезаем с глаз долой. Ширина протоки небольшая, ветки деревьев, растущих на островах, всего на метр не подходят друг к другу, а так бы над нами получился «зелёный потолок».

Лавируем меж островов. Стараемся идти ближе к правому берегу. Оттуда не видно деревенские дома.

Вечер чувствуется в полной мере. Справа и слева медленно ползут галечные берега… Прибрежная растительность так красива после дождя — отмытая, изумрудно-чистая. В немного мутноватой воде мелькают камешки дна. Я облокотился на левый борт, рукой касаюсь поверхности реки. Как-то по-особенному хорошо сейчас — в этой островной тиши, укрытой от внешнего мира зарослями ольхи и ивы.

Над нами — навстречу — лениво помахивая огромными серо-чёрными крыльями, скользит в воздухе цапля. Я ещё дальше вытягиваю руку и задеваю дно. Гладкая галька щекочет кончики пальцев. И вдруг я дёргаюсь и ору: «А!!! Схватил, схватил гад, сейчас утащит!». Хохочем.

Архипелаг пройден. Близится вечер, а в августе обычно темнеет рано и быстро. Надо позаботиться о месте для стана. Таких почему-то пока не наблюдается. Все хорошие из них уже заняты шашлычниками. А меня интересует место, прежде всего удобное для ночной рыбалки.

Нам срочно нужен костёр. Чтобы просушить намокшие вещи, да и самим просохнуть. Похолодало — как обычно под вечер. Меня бьёт озноб. Так и не могу понять, от чего он — от прохлады, или от моей простуды, которая вдруг снова дала о себе знать…

Прошли поворот. Деревня скрылась из глаз. Появляются толпы комаров. Стаей они набрасываются на нас. Тучи на западе добавили темноты в начинающиеся сумерки.

Идём дальше. Мест, где можно нормально причалить и развести костёр, всё ещё не наблюдается…

Но вот — Вова узрел небольшую площадочку со старым костровищем на правом берегу. Скорее туда!

Мои ноги стоят на твёрдой земле. Теперь мы сможем и погреться и посушиться. А заодно и поужинать. Если честно — я уже проголодался.

Сходили — поискали дров. Нашли немного, но этого должно пока хватить. Где-то на другом берегу реки — выше по течению — остановилась шумная компания. Орёт противная музыка. Уже не помню, что там играло. Опять — то ли попса, то ли шансон. Вова пожимает плечами, мол — место требовалось найти срочно, выбирать было не из чего. Хорошо хоть до темноты успели остановиться. Я с ним полностью согласен. Но слушать звуковую ересь, доносящуюся с соседнего берега у меня нет никакого желания. Я хотел послушать вечернюю тишину…

Костёр что-то не очень хочет гореть. Дрова сырые? Вроде не похоже. Пошли за второй партией дров — на этот раз уже с фонариком…

Сидя у костра, сушимся. Почти стемнело. Более-менее просохнув, жарим на огне хлеб с сосисками. Совершенно не хочется возиться с котелком…

Вова ставит палатку, а я готовлюсь к предстоящей ночной рыбалке. Течение в этом месте у берега слабое, не получается быстро вывести кораблик на основную струю. И если честно, интуиция мне пока подсказывает, что крупной рыбы здесь нет.

Кораблик запущен «на автомат». Это значит, что когда будет поклёвка — сработает трещотка на спининге. Мы сидим у костра, и продолжаем «ленивый разговор», начавшийся в электричке. Вова пугает меня тем, что ночью из леса может появиться «зондер-команда», потому-то он и поставил палатку между костром и лесом. Я в свою очередь говорю, мол — зачем? Всё равно отбились бы от них… Что их автоматы против наших вёсел? На крайний случай — речка рядом, хоть и не глубоко, но утопить в ней кого-нибудь вполне можно.

Пора уже, вроде бы, идти спать. Но трещотка взвизгнув, вызывает у меня лёгкий всплеск адреналина. Я бегу к ней.

Каждый раз, подтягивая кораблик к себе, вглядываюсь в темноту — не «переломилась» ли леска на одном из поводков, который ушёл под воду? Вроде нет, но что-же тогда заставило трещотку взвизгнуть?

А вот и первая рыба! Голавлишка грамм за 300 сидит на поводке. Мелковат. Попался бы на полкило хотя бы…

Сидим у костра. Кораблик снова «на автомате». Пока поклёвок нет. Решено не дожидаться их, а уйти спать в палатку. Что и делаем… Компания на другом берегу долго ещё не может угомониться, мешая нам уснуть…

День второй (24 августа)

Проснулся. На часах — почти пол-пятого. Попытался снова уснуть. Бесполезно. Вова храпит богатырским храпом. Я вылез из палатки. Костёр не горит…

Вернул его к жизни. Поставил котелок с водой. Вот и хорошо. А сам пошёл проверять кораблик.

На двух поводках болтались ещё два голавля, по размеру не отличавшихся от первого. Килограмм рыбы за ночь… Но это лучше, чем ничего.

Остальное время, до того как рассвело, я занимался тем, что гонял кораблик туда-сюда по реке. Но безуспешно — больше рыба не клюнула.

Проснулся Вова. Ему тоже захотелось порыбачить. Размотал свою удочку, нацепил червяка. Забросил поплавок. Первая поклёвка принесла ему пескаря, а мне — ехидную усмешку.

На костре сварили остаток сосисок, чтоб они не испортились. Недолго думая, тут же их и съели. Я всё хожу и подгоняю Вову — чтобы успеть на 10-часовой автобус, надо поторопиться со стартом. Вове не очень-то нравится такая перспектива. Он то ли порыбачить ещё хочет, то ли просто ему лень.

Собрав палатку и вещи, стартовали. Вот сейчас на реке начинается хоть и короткий, но весьма красивый участок. Пологие берега перемежаются крутыми. То тут, то там — появляются скальные выходы.

Нас окружает полная тишина. Молчат птицы. Не слышно рыбьих всплесков. Лёгкая, полупрозрачная полоса тумана, точно привидение удирает от нашей лодки, скользящей в этой тишине, которую нарушают лишь всплески вёсел. Солнце высветило вершины скал ещё по-утреннему мягким жёлто-оранжевым светом. Где-то возле правого берега появляется ондатра. Она плывёт вдоль свисающих в воду ветвей вверх по течению и не замечает нас.

Не торопясь, идём по реке. Я всё это время пытался рыбачить на свой громоздкий спиннинг. Бесполезно. Ближе к Трёке пошли подъезды по левому берегу. С «туристами», естественно. Но народ не видать — только машины да палатки. Это уже лучше. Все отсыпаются после вчерашней пьянки.

Появляется небольшой, но достаточно мощный перекат, слева от которого — заводь с напрочь отсутствующим течением. В этой заводи вода покрыта хлопьями белой пены. Вот уж где наверняка рыба стоит. Но проверить это пока нет времени. Да и неохота. :)

Показалась деревня Старая Трёка. На левом берегу — дымящиеся остатки сгоревшего стога сена. Наверное вчера в него ударила молния во время грозы…

Чуть поодаль попадаются местные рыбаки с удочками. Какой-то из них на лодке проверяет сеть. Браконьер! Но тот жалуется на малый улов — дескать, всего две рыбки.

Конец маршрута. Причалили к берегу. На этом сплав закончился…

На следующий день, простуда окончательно поборола меня, и я слёг. Пришлось брать отгул, чтобы отоспаться и подлечиться. Сказалось то, что я промок во время грозы. Но это никак не омрачило впечатлений от пережитого путешествия.

И закономерным итогом данной истории стала купленная впоследствии лодка.

* Текст составлялся в два этапа — через несколько месяцев после событий и в марте 2007 года *


  1. Почему был выбран именно данный маршрут? Володя видимо посчитал, что для меня — ещё необстрелянного — это в самый раз.
  2. В функции нашего молодого героя также входила фото-фиксация событий, однако плёночная «мыльница» была благополучно забыта дома (прим. ред.).
  3. Володя серьёзно увлекается историческо-военной тематикой. Как-то раз я был у него в гостях и видел коллекцию диорам.
  4. В те времена я ещё не уделял данному способу ловли должного внимания. У меня был единственный спиннинг — для заброса тяжёлой «балды» на хариуса и блёсен-ложек.
  5. Нос и корма на «Уфимке» заострены (считай — почти надувная байдарка), ко всему прочему — она имеет очень малую осадку. Без навыка ей сложновато управлять, однако потренировавшись — понимаешь, что лучше лодки из данного класса не найти. «Вертлявость» с лихвой окупается скоростью — до 7 км/час на «форсаже».
  6. А вот в поле лучше во время грозы не оказываться.
  7. В городе, само собой — никакого града не было.
Версия статьи от
Если статья оказалась полезной, Вы можете её
оценить:
ЕрундаПлохоПосредственноХорошоОтлично (оценок: 2, средняя: 5,00)
Загрузка...
или
рекомендовать друзьям в соцсетях:

Уважаемый читатель! Сайт "Урочище" существует и развивается за счёт доходов от показа рекламы, которая должна быть на месте этого серого прямоугольника. К сожалению, её нещадно снесла баннерорезка Вашего браузера. Если Вы считаете наш ресурс полезным и готовы поддержать его - Вы можете внести его адрес в список исключений блокировщика.

Прочие статьи по теме:

На данную статью написан единственный комментарий. Прежде чем оставить свой комментарий - ознакомьтесь с «Правилами обсуждения статей».
  1. IRCa:

    Рассказ интересный, спасибо) На наших реках (в Московской области) туристов стало меньше за эти годы. Мода на настоящие турпоходы прошла, теперь большинство тусуется на дачах, с максимальными удобствами. Раньше, чтобы занять хорошее место кто-нибудь из компании обязательно брал отгул на пятницу, чтобы уже вечером в четверг забить любимое место на реке. Кстати, наши походы были без пьянства. Спиртное брали исключительно для «сугрева» и вечерних посиделок с гитарой у костра. А недавно проехали по бывшим маршрутам, там все травой позарастало, зато стало больше богатых дач, спускающихся своими участками прямо к воде. Времена, видимо меняются.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

← Прикрепить картинку (только JPEG).